Журнал ЖЖ. Белая вошь галич


Александр Галич - Королева материка

Лагерная баллада, написанная в бреду Александр Галич

Когда затихает к утру пурга, И тайга сопит как сурок, И еще до подъема часа полтора (А это немалый срок), И спят зэка, как в последний раз — Натянул бушлат — и пока! — И вохровцы спят, как в последний раз - Научились спать у зэка, И начальнички спят, брови спят, И лысины, и усы, И спят сапоги, и собаки спят, Уткнувши в лапы носы, И тачки спят, и лопаты спят, И сосны пятятся в тень, И еще не пора, не пора, не пора Начинать им доблестный день, Лишь один вертухай на вышке торчит, Но ему не до спящих масс, Он занят любовью — по младости лет Свистит и дрочит на Марс,— И вот в этот-то час, как глухая дрожь, Проплывает во мгле тоска, И тогда просыпается Белая Вошь, Повелительница зэка. А мы ее называли все — Королева Материка! Откуда всевластье ее взялось, Пойди расспроси иных, Но пришла она первой в эти края И последней оставит их... Когда профессор каких-то щей Подобьет на счетах итог И скажет, что кончились все срока И не капает новый срок, Тогда сложат из тачек и нар костер, И, волчий забыв раздор, Станут рядом вохровцы и зэка И написают в этот костер — Сперва за себя, а потом за тех, Кто пьет теперь Божий морс, Кого шлепнули влет, кто ушел под лед, Кто в дохлую землю вмерз, Кого Колыма от аза до аза Вгоняла в горячий пот, О, как они ссали б, закрыв глаза, Как горлица воду пьет! А потом пропоет неслышно труба, И расступится рвань и голь, И Ее Величество Белая Вошь Подойдет и войдет в огонь, И взметнутся в небо тысячи искр, Но не просто, не как-нибудь — Навсегда крестом над Млечным Путем Протянется Вшивый Путь! Говорят, что когда-то, в тридцать седьмом, В том самом лихом году, Когда покойников в штабеля Укладывали на льду, Когда покрякивала тайга От доблестного труда, В тот год к Королеве пришла любовь, Однажды и навсегда. Он сам напросился служить в конвой, Он сам пожелал в Дальлаг, И ему с Королевой крутить любовь Ну просто нельзя никак, Он в нагрудном мешочке носил чеснок, И деньги, и партбилет, А Она — Королева, и ей плевать — Хочет он или нет! И когда его ночью столкнули в клеть (Зачлись подлецу дела), Она до утра на рыжем снегу Слезы над ним лила. А утром пришли, чтоб его зарыть, Смотрят, а, тела нет, И, куда он исчез,— не узнал никто, И это — Ее секрет! А еще говорят, что какой-то хмырь, Начальничек из Москвы, Решил объявить Королеве войну, Пошел, так сказать, «на вы». Он гонял на прожарку и в зоне и за, Он вопил и орал: «Даешь!» А был бы начальничек чуть поумней, Он пошел бы с Ней на дележ,— Чтоб пайку им пополам рубить И в трубу пополам трубить, Но начальник умным не может быть, Потому что — не может быть. Он надменно верит, что он — не он, А еще миллион и он, И каждое слово его — миллион, И дело его - миллион. Но когда ты один и ночь за окном Отчерной пурги хмельна, Тогда ты один, и тогда беги! Ибо дело твое - хана! Тогда тебя не спасет миллион, Не отобьет конвой! И всю ночь, говорят, над зоной плыл Тоскливый и страшный вой... Его нашли в одном сапоге, И от страха — рот до ушей, И на вздувшейся шее тугой петлей Удавка из белых вшей...

И никто с тех пор не вопит: «Даешь!» И смеется исподтишка Ее Величество Белая Вошь, Повелительница зэка. Вот тогда Ее и прозвали все — Королева Материка. Когда-нибудь все, то придет назад И кто не придет назад, Мы в честь Ее устроим парад, И это будет парад! По всей Вселенной (валяй, круши!), Свой доблестный славя труд, Ее Величества Белой Вши Подданные пройдут, Ее Величества Белой Вши Данники всех времен. А это сумеет любой дурак — По заду втянуть ремнем, А это сумеет любой дурак — Палить в безоружных всласть! Но мы-то знаем, какая власть Была и взаправду власть! И пускай нам другие дают срока, Ты нам вечный покой даешь, Ты, Повелительница зэка, Ваше величество Белая Вошь! Наше величество Белая Вошь! Королева Материка!

<1972>

Александр Галич. Песни. Стихи. Поэмы. Киноповесть. Пьеса. Статьи. – Екатеринбург: изд-во «У-Фактория», 1998.

ВАРИАНТ

Королева материкаЛагерная баллада, написанная в бреду

Александр Галич

Когда затихает к утру пурга, И тайга сопит как сурок, И еще до подъема часа полтора (А это немалый срок), И спят зэка, как в последний раз — Натянул бушлат — и пока! — И вохровцы спят, как в последний раз - Научились спать у зэка, И начальнички спят, брови спят, И лысины, и усы, И спят сапоги, и собаки спят, Уткнувши в лапы носы, И тачки спят, и лопаты спят, И сосны пятятся в тень, И еще не пора, не пора, не пора Начинать им доблестный день, Лишь один вертухай на вышке торчит, Но ему не до спящих масс, Он занят любовью — по младости лет Свистит и дрочит на Марс,— И вот в этот-то час, как глухая дрожь, Проплывает во мгле тоска, И тогда просыпается Белая Вошь, Повелительница зэка. А мы ее называли все — Королева Материка! Откуда всевластье ее взялось, Пойди расспроси иных, Но пришла она первой в эти края И последней оставит их... Когда профессор каких-то щей Подобьет на счетах итог И скажет, что кончились все срока И не капает новый срок, Тогда сложат из тачек и нар костер, И, волчий забыв раздор, Станут рядом вохровцы и зэка И написают в этот костер — Сперва за себя, а потом за тех, Кто пьет теперь Божий морс, Кого шлепнули влет, кто ушел под лед, Кто в дохлую землю вмерз, Кого Колыма от аза до аза Вгоняла в горячий пот, О, как они ссали б, закрыв глаза, Как горлица воду пьет! А потом пропоет неслышно труба, И расступится рвань и голь, И Ее Величество Белая Вошь Подойдет и войдет в огонь, И взметнутся в небо тысячи искр, Но не просто, не как-нибудь — Навсегда крестом над Млечным Путем Протянется Вшивый Путь! Говорят, что когда-то, в тридцать седьмом, В том самом лихом году, Когда покойников в штабеля Укладывали на льду, Когда покрякивала тайга От доблестного труда, В тот год к Королеве пришла любовь, Однажды и навсегда. Он сам напросился служить в конвой, Он сам пожелал в Дальлаг, И ему с Королевой крутить любовь Ну просто нельзя никак, Он в нагрудном мешочке носил чеснок, И деньги, и партбилет, А Она — Королева, и ей плевать — Хочет он или нет! И когда его ночью столкнули в клеть (Зачлись подлецу дела), Она до утра на рыжем снегу Слезы над ним лила. А утром пришли, чтоб его зарыть, Смотрят, а, тела нет, И, куда он исчез,— не узнал никто, И это — Ее секрет! А еще говорят, что какой-то хмырь, Начальничек из Москвы, Решил объявить Королеве войну, Пошел, так сказать, «на вы». Он гонял на прожарку и в зоне и за, Он вопил и орал: «Даешь!» А был бы начальничек чуть поумней, Он пошел бы с Ней на дележ,— Чтоб пайку им пополам рубить И в трубу пополам трубить, Но начальник умным не может быть, Потому что — не может быть. Он надменно верит, что он — не он, А еще миллион и он, И каждое слово его — миллион, И дело его - миллион. Но когда ты один и ночь за окном И когда за окном пурга, Тогда ты один, и тогда беги, Если жизнь тебе дорога! Тогда тебя не спасет миллион, Не отобьет конвой! И всю ночь, говорят, над зоной плыл Тоскливый и страшный вой... Его нашли в одном сапоге, И от страха — рот до ушей, И на вздувшейся шее тугой петлей Удавка из белых вшей...

И никто с тех пор не вопит: «Даешь!» И смеется исподтишка Ее Величество Белая Вошь, Повелительница зэка. Вот тогда Ее и прозвали все — Королева Материка. Когда-нибудь все, то придет назад И кто не придет назад, Мы в честь Ее устроим парад, И это будет парад! По всей Вселенной (валяй, круши!), Свой доблестный славя труд, Ее Величества Белой Вши Подданные пройдут, Ее Величества Белой Вши Данники всех времен. А это сумеет любой дурак — По заду втянуть ремнем, А это сумеет любой дурак — Палить в безоружных всласть! Но мы-то знаем, какая власть Была и взаправду власть! Но мы-то знаем, какая власть Нам в руки дала кайло, И все мы подданные ее И носим ее клеймо. И покуда не кончен этот правеж, И покуда гремят срока Так живи ты и властвуй, Белая Вошь, Королева Материка!

Снято с пластинки Галича, могут быть неточности. Есть отличия от "книжного варианта".

a-pesni.org

Текст песни Королева материка (Её Величество Белая вошь), слова песни

Когда вьюга к утру, ошалев с тоски, Задерёт у ночи подол, Но спит ещё мирно Гудзонов пролив… (Он многих, сука, подвёл). И спят зэка́, как в последний раз — Натянул бушлат — и пока! — И во́хровцы спят, как в последний раз — Научились спать у зэка. И начальнички спят, брови спят, И лысины, и усы, И спят сапоги, и собаки спят, Уткнувши в лапы носы. И тачки спят, и лопаты спят, И сосны прячутся в тень, И ещё не пора́, не пора́, не пора́ Начинать им доблестный день. И лишь вертухай на вышке торчит, Но ему не до спящих масс, Он занят любовью — по младости лет Свистит и дрочи́т на Марс. А люди спят, и лопаты спят, И земля сопит, как сурок, И ещё до подъёма часа полтора, А это немалый срок. И вот в этот-то час, как тупая дрожь, Над землёю плывёт тоска, И тогда просыпается Белая Вошь, Повелительница зэка, А мы её называли все́ — Королева Материка! II Откуда всевластье её взялось, Попробуй, спроси иных, Но пришла она первой в эти края, И последней оставит их… Будет день, и профессор каких-то щей Подобьёт на счётах итог. И увидит, что кончились все́ срока́, И не капает новый срок. Тогда сложат из тачек и нар костёр, И, волчий забыв раздор, Станут рядом, рядом зэка и лбы, И написают в тот костёр. Сперва за себя, а потом за тех, Кто пьёт теперь Божий морс, Кого шлёпнули влёт, кто ушёл под лёд, Кто в дохлую землю вмёрз, Кого Колыма от аза́ до аза́ Вгоняла в горючий пот, О, как они ссали б, закрыв глаза — Как го́рлица воду пьёт! А потом пропоёт неслышно труба, И расступится рвань и голь, И её Величество Белая Вошь Подойдёт и войдёт в огонь, И взметнутся к небу тысячи искр, Но не просто, не как-нибудь — Навсегда крестом над Млечным Путём Протянется Вшивый Путь! Но басенки — ложь. И побасенки — ложь. И не стать им правдой, пока Встаёт-просыпается Белая Вошь, Повелительница зэка, Которую все́ называли мы — Королева Материка! III Говорят, что однажды в тридцать седьмом, В том самом лихом году, Когда в тайге на всех языках Пропели славу труду, Когда призвала́ народ Колыма́ К доблестному труду, И ночами покойников в штабеля Укладывали на льду, Когда покрякивала тайга От доблестного труда, Тогда к Королеве пришла любовь, Однажды и навсегда. Он сам напросился служить в конвой, Он сам пожелал в Дальла́г, И ему с Королевой крутить любовь Ну просто нельзя никак, Он в нагрудном мешочке носил чеснок, И деньги, и партбилет, А она — Королева, а ей плевать — Хочет он или нет! И когда его ночью столкнули в клеть (Зачлись подлецу дела), — Она до утра на рыжем снегу Слёзы над ним лила, А утром пришли, чтоб его зарыть — Смотрят, а тела нет! И куда он пропал, не узнал никто, И это — её секрет! А потом на конвойных пошёл падёж, То им пуля, а то срока́. Не простила им слёз своих Белая Вошь, Повелительница зэка, И мы назвали её не зря — Королева Материка! IV А ещё говорят, что какой-то чмырь, Начальничек из Москвы, Решил объявить Королеве войну, Пошёл, так сказать, «на вы». Он гонял на прожарку и в зоне, и за, Он вопил и орал: «Даёшь!» А был бы начальничек чуть поумней, Он пошёл бы с ней на делёж, - Чтобы пайку им пополам рубить, И в трубу пополам трубить, Но начальник умным не может быть, Потому что — не может быть. Он надменно верит, что он — не он, А ещё миллион и он, И каждый шаг его — миллион, И слово его — миллион. Но когда ты один, и ночь за окном, И метёт за окном пурга, Тогда ты один, и тогда — беги, Если жизнь тебе дорога! Тогда тебя не спасёт миллион, Не отобьёт конвой! И всю ночь, говорят, над зоною плыл Протя

webkind.ru

Галич. Баллада о Белой Вши.

Галич. Баллада о Белой Вши. [янв. 7, 2009|12:30 pm]

Чайный клуб господина Maphf

Когда вьюга к утру, ошалев с тоски,Задерет у ночи подол,Но спит ещё мир на Гудзонов пролив,Он многих, - сука, - подвёл;И лишь вертухай на вышке не спит,Но ему не до спящих нас:Он занят любовью: по младости летСвистит дрочит на Марс.А люди спят, и вышки спят,И земля сопит, как сурок:Еще до подъема часа полтора,А это не малый срок.И спят зэка, как в последний раз -Натянув бушлат на бока,И вохры спят, как в последний раз -Научились спать у зэка.И начальнички спят, и брови спят,И лысины спят, и усы,И спят сапоги, и собаки спят,Уткнувши в лапы носы.И тачки спят, и лопаты спят,И сосны пячутся в тень,И еще не пора, не пора, не пораНачинать и доблестный день.И вот в этот-то час, как глухая дрожь,Проплывает во тьме тоска,И тогда просыпается Белая Вошь,Повелительница зэка,А мы ее называем все -Королева Материка!Откуда всевластье ее взялось,Пойди, расспроси иных,Но пришла она первой в эти края,И последней оставит их...Когда сложат из тачек и нар костер,И волчий забыв раздор,Станут рядом, рядом зэка и лбы,И пописают в тот костер, -Сперва за себя, а потом за тех,Кто пьет теперь Божий морс,Кого сбили влет, кто ушел под лед,Кто в мезлую землю вмерз,Кого Колыма от аза до азаВгоняла в горячий пот,О, как они ссали б, закрыв глаза,Как горлица воду пьет!А потом пропоет неслышно труба,И расступится рвань и голь,И Ее Величество Белая ВошьПодойдет и войдет в огонь,И взметнутся в небо тысячи искр,Но не просто, не как-нибудь -Навсегда крестом над Млечным ПутемПротянется Вшивый Путь!Говорят, что когда-то, в тридцать седьмом,В том самом лихом году,Когда покойников в штабеляУкладывали на льду,Когда покрякивала тайгаОт доблестного труда,В тот год к Королеве пришла любовь,Однажды и навсегда.Он сам напросился служить в конвой,Он сам пожелал в Дальлаг,И ему с Королевой крутить любовь,Ну, просто нельзя никак,Он в нагрудном мешочке носил чеснок,И деньги, и партбилет,А она - Королева, и ей плевать -Хочет он, или нет!

И когда его ночью столкнули в клеть,Зачлись подлецу дела,Она до утра на рыжем снегуСлезы над ним лила,А утром пришли, чтоб его зарыть,Смотрят, а тела нет,И куда он пропал - никто не узнал,И это - Ее секрет!А еще говорят, что какой-то Хмырь,Начальничек из Москвы,Решил объявить Королеве войну,Пошел, так сказать, "на вы"Он гонял на прожарку и в зоне и так,Он вопил и орал: "Даешь!"А был бы начальничек чуть поумней,Пошел бы с ней на дележ,-Чтоб пайку им пополам рубить,И в трубу пополам трубить,Но начальник умным не может быть,Потому что - не может быть.Он надменно ей, что он не он,А еще миллион и он,И каждый шаг его - миллион,И слово его - миллион.Но кода ты один, и ночь за окном,И метет за окном пурга,Тогда ты один, и тогда сиди,если жизнь тебе дорога!Тогда тебя не спасет миллион,Не отобьет конвой!И целую ночь над зоною плылПротяжный и страшный вой...-Его нашли в одном сапоге,И от страха - рот до ушей,И на вздувшейся шее тугой петлейУдавка из белых вшей...

И никто с тех пор не вопит:"Даешь!"И смеется исподтишкаЕе Величество Белая Вошь,Повелительница зэка,Вот тогда ее и прозвали все -Королева Материка.Когда-нибудь все, кто придет назад,И кто не придет назад,Мы в честь ее устроим парад,И это будет парад!По всей Вселенной (валяй,круши!)Свой доблестный славя труд,Ее Величества Белой ВшиПодданные пройдут.Ее Величества Белой ВшиДанники всех времен.А это сумеет каждый дурак -По заду втянуть ремнем,А это сумеет любой дурак -Палить в безоружных всласть!Но мы-то знаем какая властьБыла и взаправду власть!И пускай нам другие дают срока,Ты нам вечный покой даешь,Ты, Повелительница зэка,Ваше Величество Белая Вошь!Наше Величество Белая Вошь!Королева Материка!

Comments:

(Удалённый комментарий)

Пишут, что есть другая версия, лучше. Надо будет поискать.

Он пишет про 37 год. Как я понимаю, его тогда там не было. Если так, то по Русской Правде (свод законов на Руси) его следует называть "послух" - человек, свидетельствующий с чужих слов, который что-то где-то слышал, и говорит не о собственном наблюдении события, а о слухе, услышанном, подслушанном от других людей. Свидетельские показания послуха по Русской правде имели меньшую доказательную силу.

На модную тему. Если вымысел хуйдожественный, тогда не должно быть привязок к реальным датам и модным имиджевым лейблам. Я негативно отношусь к таким вещам.

негативно отношусь к таким вещам=================================Твоя личная проблема.=================================Не должно быть привязок к реальным датам=========================================Брось чипуху городить.

Проблемы не у меня, а у людей, которые не фильтруют пропаганду, которая под видом художественных произведений внедряет тараканов на подкорку. Привязки к политическим объектам (событиям, личностям, датам и т.д.) формируют зависимый характер поведения, реально управление людьми. Тебе такое нравится, когда с тобой делают?

Ясно. А то в начале просто как-то не понял о чём ты говоришь. Согласен, конечно. Но человек очень несвободное существо. Вспомнил одного своего приятеля, он психиатр, мы как-то говорили об этом. По-моему человек с самого детства намертво не только привязан, но что самое печальное и заякорён к этим вещам. И если эти гарпуны-якоря вытаскивать, то человек погибнет. О балладе. Знаешь мне нравился одно время Шаламов (вообще я его уважаю как человека), он был непосредственным участником событий и эмоциональный заряд и окраска этого стиха совпадает с духом его Колымских рассказов. Как-то так.

Каждый раз, когда власть меняет свое русло, каждый раз переписывается история. При этом опять создают всякие нагромождения мифов, которые хуй проссышь. Я так устал от всякого такого пиздежа, что стремлюсь каждый раз отфильтровать пропаганду по легким формальным косвенным признакам. Я не утверждаю, что это ложь, и я не утверждаю обратного. Я только чувствую в этих стихах пропаганду.

Эта фильтрация крайне существенная часть нашей жизни. Согласен насчёт пропаганды.

From: maphf2009-01-22 12:12 pm

Re: нагромождения мифов

(Link)

У меня такое отношение к "непознанному" и "непознаваемому":

1. Как было написано на афише одного престидиджитатора из Южной Америки: "Не верю тому, чего не вижу. Чем больше смотрю, тем меньше вижу".2. Не пытаюсь сформировать собственное мнение и решить, куда я: "направо" или "налево", пока этот выбор не потребуется в реальной жизненной ситуации. Достаточно изучить предмет всесторонне, особенно полярные и эмоционально нагруженные точки зрения. Есть НЛО, нет НЛО, я буду решать это тогда, когда оно приземлится рядом со мной, из него выйдут гуманоиды и предложат прокатиться.3. Прежде всего пытаться опереться на здравый смысл, который тоже всех подводит, но это последнее, что у нас есть противопоставить хаосу лжи.4. Посылать всех нахуй или впесду. Очень помогает справиться с внушениями. Читал в одной книге про народные обычаи, связанные с колдовством. Там говорилось, что снимать порчу можно кулаком, ударив колдуна в морду. Колдун, получивший в рыло, не может колдовать (читай: влиять на мозги), так как с него спадает спесь. Фигуральной заменой вморду является матерная реакция. Они уже заебали с пропагандой, согласись.5. Не отбрасывать из рассмотрения любые полярные точки зрения и экстремистские взгляды. Только в них содержатся вертексные точки отталкивания. Они нужны. Пускай взаимно противоречащие друг другу точки зрения лежат в сознании, главное, знать о противоречиях и помнить о них.

Ознакомился... Из фильмов о Вьетнамской войне мне ничего не нравится. Все лживое насквозь.

Вообще какие фильмы просто "про войну" тебе нравятся?

Никакие. Я вообще люблю только 2 фильма всего из всего кинематографа вообще:- Пират (Романа Поланского),- Интервенция (с Золотухиным, Юрским и Высоцким).

Обязательно постараюсь посмотреть. Интервенцию вроде смотрел давным-давно.

Начал скачивать.

Интервенция - это супер. Потрясающие диалоги:

Подходит Филька-анархист. По манерам и одежде видно, что идеал его жизни – Макс Линдер. Знающие Фильку предпочитают не приближаться к нему вплотную.Здорово, Филипп! Это мой товарищ, торговый моряк Бондаренко.Филипп. Мое почтение! Филипп, свободный анархист. Ну, что вы скажете на Антанту? Через полчаса она будет здесь.Бондаренко. Товарищ Филипп, нам нужно оружие.Филипп. Понимаю. Шпайеры? Винты? Может быть, кинжалы?Степиков. Пока что бомбы.Филипп (Саньке). Будьте любезны, барышня! Вы видите, там стоит такая чудачка, в английском синем костюме?Санька. Такая с перьями?Филипп. Я вас прошу подойти до нее и спросить: «Мадам Токарчук, мсье Филипп интересуется – или у нас есть сейчас приличных бомб?»Санька уходит.Как поживает товарищ Бродский? Он что-то не бережет себя.Степиков. А разве что?Филипп. Я его вижу гулять по бульваре. Сегодня на бульваре горячо. Много жаб.Бондаренко. Что такое?Степиков. Говорит, на бульваре опасно. Много сыщиков.Бондаренко. Мишель в такой компании, что ему не страшно.Подходит Санька.Санька. Мадам говорит: «Есть».Филипп. Спасибо. Где моя голова? Как нарочно имеется чудная партия австрийских бомб со свежей начинкой.Степиков. Почем?Филипп. Как для вас?Степиков. Как для меня.Филипп. Четыреста пятьдесят дюжина. После ста штук скидка четыре процента. Доставка за счет покупателя.Бондаренко. Это дорого. У нас нет таких денег.Филипп. Свободные анархисты не торгуются.Степиков. Ну да, они просто грабят.Филипп. Не будем заводить здесь партийных дискуссий, товарищи. Для успеха революции я скину по красненькой с дюжины. Сколько вам требуется бомб?Степиков. Пока что сотня.Филипп. Сотня… (Бормочет.) Сто на десять – восемь, четыре в остатке, три тысячи двести плюс сто тридцать… (Решительно.) Три косых. Это по-божески, товарищи.Бондаренко. Есть у нас?Степиков. Найдется.Филипп. Когда доставить?Степиков. Двадцать второго в десять утра.Филипп. Адрес?Степиков. Судостроительная верфь Ксидиас.Филипп. Пароль?Степиков. «Не здесь ли ремонтируется пароход «Юнион-Кастель-Кайн»? Ответ: «Мы давно ждем ваших корабельных канатов».Филипп. Уплата?Степиков. На месте.Филипп. Мое почтение. Дух разрушающий есть дух созидающий. Если понадобится динамит по доступной цене, я к вашим услугам. (Уходит.)

ru-maphf.livejournal.com


Смотрите также